Даосизм и конфуцианство

Даосизм и конфуцианство
Даосизм и конфуцианство

Даосизм и конфуцианство в поисках Бога, влияние на людей и религиозные учения. В статье будут рассмотрены вопросы: Где исповедуются даосизм и конфуцианство и насколько распространены эти религии? Чему даосизм учит человека?

Даосизм и конфуцианство: поиски небесного Пути

Даосизм, конфуцианство и буддизм — это три основные религии Китая и других стран Азии. Правда, в отличие от буддизма, даосизм и конфуцианство не стали мировыми религиями. Их исповедуют лишь в Китае и странах, находящихся под влиянием китайской культуры. Хотя нет официальных сведений, сколько в Китае в настоящее время насчитывается приверженцев даосизма и конфуцианства, все же эти религии вот уже 2 000 лет играют ключевую роль в религиозной жизни почти четвертой части мирового населения.

«Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ». Это высказывание, ставшее известным благодаря тому, что его в 1956 году процитировал Мао Цзэдун, председатель Китайской Народной Республики, на самом деле изначально относилось к периоду китайской истории (V—III века до н. э.),
названному эпохой «Борющихся царств». К тому времени могущественная династия Чжоу (ок. 1122—256 до н. э.) превратилась, на беду простых людей, в
ряд феодально- раздробленных княжеств, постоянно враждующих между собой.

Вызванные раздорами, смута и хаос сильно подорвали авторитет правящих классов. Массам надоело молча страдать от прихотей и гнета власть имущих.
Столетиями подавлявшиеся идеи и чаяния внезапно и буйно расцвели, словно «сто цветов».

Различные философские школы пропагандировали свое ви́дение достойного правительства, законов, общественного строя, земледелия, нравов, музыки, литературы. Их целью было достижение всеобщего благополучия. И они стали известны как «сто школ». Большинство этих школ канули в лету. Однако две из них обрели небывалую популярность и вот уже на протяжении 2 000 лет оказывают влияние на жизнь китайцев. Впоследствии они получили название даосизм и конфуцианство.

Что такое дао?

Чтобы понять, почему даосизм и конфуцианство обрели такое мощное влияние на китайцев, японцев, корейцев и другие соседние народы, необходимо вникнуть в суть одной из основных категорий китайской философии — дао. Само слово «дао» означает «путь». Также оно может означать принцип, учение, теорию.

Гармонию и порядок во Вселенной китайцы рассматривали как проявление дао, своего рода Божественной воли или законов, управляющих Вселенной. Другими словами, они не верили в Бога-Творца, Владыку Вселенной, но верили в некий Промысл, в волю небес или в небо само по себе как в перво двигатель всего.

Рассматривая дао через призму человеческой жизни, китайцы верили, что для всякого дела существует естественный, правильный путь, а также что у каждой вещи или человека есть свое надлежащее место и роль.

Например, по их мнению, если правитель справедлив к людям и добросовестен в жертвоприношениях небесным силам, то он несет своему народу мир и благоденствие. Таким образом, если люди искренне ищут путь (дао) и следуют ему, они обретают мир, гармонию и успех в делах. Но если они идут вразрез или вопреки дао, их постигнут бедствия и их жизнь превратится в хаос.

Жизнь в соответствии с дао и невмешательство него — это стержневой элемент китайской философии и религиозного сознания. Можно сказать, что даосизм и конфуцианство представляют собой разные проявления одной и той же концепции.

Даосизм склонен к мистицизму и в своей исконной форме отстаивал идею пассивности, «недея́ния» и покоя, ухода от общества и воссоединения с природой. Его стержневая мысль состоит в том, что если человек сложит руки и не будет нарушать естественное течение жизни, то все будет хорошо.

Конфуцианство же более приближено к действительности. Оно учит, что в обществе сохранится порядок, если каждый человек станет исполнять отведённую ему роль и обязанности. Для этого конфуцианство определяет все
социальные роли: отношения правителя — подчиненного, отца — сына, мужа — жены, предоставляя руководство для каждого.

Само собой, возникают вопросы: как появились эти две религиозные системы? Кто основал их? Что они представляют собой в наше время? И что они привнесли в многовековые поиски Бога?

Философские корни даосизма

На первых порах даосизм был скорее философией, чем религией. Его основателя, Лао-цзы, угнетал хаос и брожение в обществе того времени. Он искал избавление в уходе от мира и слиянии с природой. Об этом мыслителе известно немного. Жил он в VI веке до н. э., хотя и это лишь предположение.
Обычно его называли Лао-цзы, что значит «Престарелый мудрец» или «Старец-младенец», поскольку, согласно легендам, мать так долго его вынашивала,
что, когда он родился, его волосы уже были седы.

Единственный канонический источник сведений о Лао-цзы — «Ши цзи», или «Исторические записки» известного придворного летописца II—I веков до н. э.
Сымы Цяня. Он сообщает, что настоящее имя Лао-цзы — Ли Эр. Он был хранителем императорских архивов в городе Лоян, расположенном в центральной части Китая. Но еще более важны следующие сведения о Лао-цзы:

[Лао-цзы] долгое время жил в Чжоу, [но] увидев, что Чжоу приходит в упадок, решил уехать. Когда [он] достиг заставы, линъинь Си сказал: «Вы собираетесь удалиться от мира. Напишите для меня [хоть] что-нибудь!» Тогда Лао-цзы написал книгу в двух частях, более пяти тысяч слов которой говорили о смысле Дао [и] дэ. После этого он ушел, и никто не знает о его дальнейшей судьбе.
Перевод В. Вяткина

Многие исследователи, правда, сомневаются в достоверности этого повествования. Но, так или иначе, у нас есть книга под названием «Дао Дэ цзин» (что обычно переводится как «Книга о дао-пути и благой силе-дэ»), представляющая собой основной священный текст даосизма. Она написана лаконичными, полными загадочного смысла стихами, некоторые строки состоят всего из трех-четырех слов. Со временем смысл многих иероглифов сильно изменился, дав простор для многочисленных толкований.

Несколько слов о «Дао Дэ цзин»

В «Дао Дэ цзин» Лао-цзы пояснил, что такое дао (высший путь естества) и рассмотрел его в применении к каждой сфере человеческой жизни. Чтобы
составить представление о «Дао Дэ цзин», ниже приводятся выдержки из современного перевода этой книги, выполненного Е. Торчиновым. Вот что в ней
говорится о дао:

Вот Вещь, в Хаос совершившаяся,
прежде Неба и Земли родившаяся! […]
Тебя можно назвать Матерью Поднебесной.
Я не знаю твоего имени, но, обозначая знаком,
называю тебя Путем-Дао.
Глава 25

Дао-Путь все порождает.
Благая Сила-Дэ все вскармливает.
Вещественность все оформляет.
Сила все доводит до свершения.

Таким образом, среди всего сущего нет ни одного существа, что не почитало бы Дао-Пути и не ценило бы Благой Силы-Дэ.
Глава 51

Как понять эти загадочные изречения? По мнению даосов, дао — это некая мистическая космическая сила, управляющая материальной Вселенной. Цель
даоса — самоустраниться, отыскать дао и вернуться к природе. Эта идея также отражается во взглядах даосов на поведение человека. Вот как их идеал
излагается в «Дао Дэ цзин»:

Не лучше ли ослабить натянутую тетиву,
чем вечно напрягать ее?
И даже если бесконечно точить клинок,
надолго сохранить остроту его, пожалуй, не удастся.
Когда нефритом или золотом наполнен зал,
кто сможет уберечь его от вора?
Когда богатством или знатностью кичатся люди,
не навлекают сами этим ли беду большую?
Богатство, почести и слава сгинут прочь,
истлеет тело — вот небесное Дао, вот Путь!
Глава 9

Эти несколько отрывков показывают, что даосизм, по крайней мере вначале, был философской школой. Видя несправедливость, страдания, социальные потрясения и тщетность бытия, вызванные жестокой феодальной системой того времени, даосы стали считать, что мира и гармонии можно достичь, вернувшись к укладу жизни древних, который был до того, как цари и вельможи начали властвовать над народом. Идеалом даосов была простая, безыскусственная жизнь в ладу с природой (Притчи 28:15; 29:2).

Второй мудрец даосизма

Философию Лао-цзы значительно расширил Чжуан Чжоу, или Чжуан-цзы, что означает «учитель Чжуан» (369—286 до н. э.). Он считается одним из виднейших последователей Лао-цзы. В своей книге «Чжуан-цзы» он не только дал новое пояснение дао, но и углубил понимание инь и ян, впервые описанных в «И цзин».
По его мнению, нет ничего вечного и абсолютного, но все находится в состоянии течения между противоположностями. В главе «Осенний разлив» он написал:

У Пути нет ни конца, ни начала, а все живое рождается и умирает. […] Жизнь всех вещей — как скачка на коне: ни одного движения без перемен, ни одного мига без изменений! Что нам делать и чего не делать? Оставь! Все само собою свершится!
Перевод В. Малявина

Опираясь на эту философию «недея́ния», даосы считают, что никто и ничто не сможет нарушить природный ход жизни. Рано или поздно вещи приходят к своей качественной противоположности: несчастье есть основа для счастья, а счастье есть то, в чем можно узреть зерна несчастья. (Противоположная точка зрения высказана в Екклесиасте 5:17, 18.) Такой философский взгляд виден в следующем наиболее известном отрывке из «Чжуан-цзы»:

Однажды я, Чжуан Чжоу, увидел себя во сне бабочкой — счастливой бабочкой, которая порхала среди цветков в свое удовольствие и вовсе не знала, что она — Чжуан Чжоу. Внезапно я проснулся и увидел, что я — Чжуан Чжоу. И я не знал, то ли я Чжуан Чжоу, которому приснилось, что он — бабочка, то ли бабочка, которой приснилось, что она — Чжуан Чжоу.

Влияние этой философии нашло свое отражение в более поздних стилях китайской поэзии и живописи. Однако даосизм недолго оставался лишь
философией «недея́ния».

От философии к религии

Пытаясь воссоединиться с неподвластной времени природой, даосы грезили вечной молодостью. Они рассуждали, что, живя в гармонии с дао, или путем
природы, можно проникнуть в секреты естества и оградить свое тело от разрушения, болезней и смерти. Хотя Лао-цзы этот вопрос не поднимал, все же
подобная мысль проскальзывает в его книге «Дао Дэ цзин».

Так, в главе 16 сказано: «А Дао-Путь — он увековечен. Тот, кто стал к сей вековечности причастен, до самой смерти не узнает никаких несчастий».

Чжуан-цзы тоже размышлял об этом. Например, в «Чжуан-цзы» содержится диалог между двумя мифическими персонажами: «„Вам уже много лет, но
выглядите вы еще совсем юной, почему?“ — „Я слышала о Пути“» (перевод В. Малявина). Об одном даосском философе Чжуан-цзы написал: «Лецзы
передвигался, управляя ветром, спокойно и искусно десять и еще пять дней, а затем возвратился. Он достиг высшего счастья, таких немного найдется»
(перевод Л. Позднеевой).

Истории подобного рода разжигали воображение даосов, и они начинали увлекаться медитацией, диетами и дыхательными упражнениями, которые якобы
замедляют старение тела и отсрочивают смерть. Вскоре появились легенды о бессмертных, которые летали на облаках и могли появляться или исчезать,
когда хотели. Они жили на священных горах или далеких островах несчетное число лет, питаясь небесной росою и волшебными плодами.

Китайская история гласит, что в 219 году до н. э. император Цинь Шихуанди отправил флотилию с тремя тысячами мальчиков и девочек на поиски
легендарного острова Пэнлай, жилища бессмертных, желая добыть молодильной травы. Надо ли говорить, что никакого чудодейственного средства ему не привезли, зато, согласно преданию, путешественники населили острова, которые стали называться Японией.

Во времена династии Хань (206 до н. э.—220 н. э.) даосская магия расцвела как никогда прежде. Говорят, что император У-Ди, хотя и ратовал за конфуцианство как за государственную идеологию, все-таки сильно увлекался даосской идеей телесного бессмертия. Особенно ему хотелось, чтобы алхимики создали «пилюли бессмертия».

Даосы считали, что жизнь есть результат совокупления двух противоположных начал — инь и ян (мужского и женского). А значит, считали алхимики, если сплавить свинец (темное, или инь) и ртуть (светлое, или ян), подражая природным процессам, можно получить «пилюли бессмертия».

Даосы также разработали множество упражнений типа йоги, способы задержки дыхания, особые системы питания и половых отношений, чтобы укрепить
силы и энергию и продлить жизнь. Они пользовались всевозможными талисманами, которые якобы делали человека невидимым, неуязвимым для оружия и позволяли ходить по воде и летать по небу. Они также ставили магические печати (обычно со знаками инь и ян) на стены и над дверями, чтобы отпугнуть злых духов и диких зверей.

Во II веке н. э. даосизм стал приобретать более организованную форму. Некто Чжан Дао-лин создал тайное даосское общество на западе Китая, которое
занималось магическим врачевством и алхимией.

Поскольку от новичка требовалось внести взнос в виде пяти мер риса, это движение получило название «Путь пяти мер риса» (У доу ми дао). Чжан заявил, что лично получил откровение от Лао-цзы, и стал первым «Небесным Наставником».

Считается, что он сумел получить эликсир жизни и верхом на тигре вознесся на небо с горы Лунхушань («гора Дракона и Тигра») в провинции Цзянси. Чжан Дао-лин стал первым в многовековой линии даосских «Небесных Наставников», каждый из которых считается воплощением Чжана.

Противостояние буддизму

В VII веке, при династии Тан (618—907 н. э.), в религиозную жизнь Китая начал вторгаться буддизм. В противовес у даосов стало просыпаться религиозно-патриотическое самосознание. Лао-цзы был обожествлен, а даосские тексты канонизированы. Были построены храмы, мужские и женские монастыри, учреждены братства и сестричества, зачастую по буддийскому образцу.

Кроме того, в даосский пантеон были включены многие боги, феи и прочие небожители, а также «бессмертные» из китайского фольклора, например Восемь бессмертных (Ба сянь), бог очага (Цзао-шэнь), бог города (Чэн- хуан) и хранители ворот (Мэнь-шэнь). В результате образовался некий конгломерат, включающий элементы буддизма, местных суеверий, спиритизма и культа предков (1 Коринфянам 8:5).

С течением времени даосизм медленно вырождался, низводясь до идолопоклонства и суеверий. Люди просто почитали своих любимых богов и богинь в местных храмах, прося у них защиты от зла и удачи в делах. Чтобы предать земле покойного, выбрать место для дома, предприятия или могилы,
поговорить с умершим, отогнать злых духов и призраков, отметить праздник или совершить обряд, нанимались жрецы.

Так изначально мистико- философская школа превратилась в религию, пропитанную зараженными водами вавилонских лжеучений о бессмертных духах, адских мучениях и полубогах.

Ещё один видный китайский мыслитель

Обсудив историю зарождения, развития и упадка даосизма, стоит вспомнить, что это лишь одна из «ста школ», процветавших в Китае в эпоху «Борющихся царств». Со временем немаловажную, а позднее и главенствующую роль стало играть конфуцианство. Но почему? Из всех китайских мыслителей Конфуций, бесспорно, наиболее известен за пределами Китая. Но кто он такой и чему он учил?

За ответами на эти вопросы мы снова обратимся к книге «Ши цзи» («Исторические записки») Сымы Цяня. Если о Лао-цзы было сказано там совсем немного, то о Конфуции сообщается довольно обстоятельно. Вот какие сведения мы там находим:

Конфуций был рожден в селении Цзоу волости Чанпин княжества Лу. […] [Его мать] молилась на холме Ницю и обрела Конфуция. Князь Лу Возвышенный был на престоле двадцать второй год, когда Конфуций появился на свет (551 год до н. э.). На темени его с рождения имелась впадина, поэтому ему и дали имя Цю [«холм»]. Чжунни — его второе имя. Кун — фамилия.
Перевод И. Семененко

Вскоре после рождения Конфуция, умер его отец. Матери, несмотря на бедность, удалось дать ему хорошее образование. Мальчик проявил глубокий интерес к истории, поэзии и музыке. Согласно книге «Лунь юй», входящей в конфуцианское «Четверокнижие», в 15 лет он «обратил свои помыслы к учебе». А в 17 лет он уже получил скромную чиновничью должность в родном княжестве Лу.

Судя по всему, у него появился достаток, и в 19 лет он женился, а через год у него родился сын. Через несколько лет умерла его мать. Это стало для него большим потрясением. Поскольку Конфуций старательно соблюдал традиции предков, он отошел от суетной жизни и 27 месяцев оплакивал родительницу у ее могилы, став для своих соотечественников образцом сыновней почтительности.

Учитель Конфуций

Позднее он покинул своих близких и стал странствующим учителем. Он преподавал музыку, поэзию, литературу, гражданское право, этику и естественные науки (в понимании того времени). Он стал довольно популярен — известно, что одно время у него было 3 000 учеников.

На Востоке Конфуция главным образом почитают как мудрейшего учителя. На его могиле в Цюйфу (провинция Шаньдун) написано: «Могила явившего Великое Свершение Высочайшего мудреца, Властителя просвещения».

В одной книге, изданной на Западе, о нем говорится: «Он ходил „с места на место
вместе с учениками, разделявшими его взгляды на жизнь“. Далекие странствия он совершал на воловьей повозке. Неторопливый ход животных позволял
его ученикам поспевать за ним пешком.

Похоже, то, что происходило с ними по пути, зачастую становилось темами его бесед». Примечательно, что, независимо от Конфуция, подобным методом спустя века пользовался также Иисус Христос. Читать

Конфуций стал на Востоке знаменитым учителем, несомненно, потому, что сам был прилежным учеником, особенно его увлекали история и этика. «Людей
тянуло к Конфуцию не столько потому, что он был величайшим мудрецом своего времени, сколько потому, что он был образованнейшим человеком, единственным, кто был сведущ в древних книгах и мудрости»,— писал китаевед Лин Ютань.

Подчеркивая эту любознательность Конфуция, благодаря которой, вероятно, его учение и превзошло другие философские школы, Лин Ютань писал: «Учителям конфуцианства было, чему учить, а ученикам — чему учиться, особенно в области истории. Наставникам же других школ ничего более не оставалось, как высказывать личные мнения» (The Wisdom of Confucius).

«Не Небесам ли и известен я?!»

Несмотря на успехи Конфуция на учительском поприще, он не собирался посвящать этому делу всю свою жизнь. Ему казалось, что его мысли в области
этики и морали могут спасти современный ему многострадальный мир — если бы только правители воплотили эти идеи в жизнь, взяв его или его учеников в советники!

Поэтому он вместе с несколькими ближайшими учениками отправился в путешествие по княжествам в поисках мудрого государя, который внедрил бы его идеи в управление и общественный строй. Что из этого вышло? В «Ши цзи» говорится: «Отвергнутый, ушел из Лу; его прогнали из Ци, преследовали в Сун и Вэй, дошел до крайности меж Чэнь и Цай». После 14 лет странствий он возвратился ни с чем — но не сдался.

Остаток своей жизни он посвятил литературному творчеству и учительству.
Очевидно, сетуя, что остался непонятым людьми, Конфуций сказал: «Не ропщу
на Небо, не виню людей, занимаясь низшим, высшее постиг, не Небесам ли и известен я?!» В 479 году до н. э. он умер в возрасте 73 лет.

Сущность идей Конфуция

Хотя Конфуций был прекрасным ученым и наставником, его влияние отнюдь не ограничивалось научными кругами. Его цель заключалась не только в том,
чтобы учить людей правилам поведения и нравственности, но и в том, чтобы восстановить мир и порядок в обществе, терзаемом бесконечными
феодальными войнами.

Поэтому Конфуций учил, что каждый человек, от императора до простолюдина, должен знать свое место в обществе и жить соответственно.

Эта конфуцианская идея выразилась в понятии ли, что означает «уместность», «благопристойность», «целесообразность», «порядок», а в расширенном смысле «обряд», «церемония», «благоговение». В ответ на вопрос: «Что такое великое ли?» Конфуций дал следующее объяснение:

Из всего, чем живет человек, ли — наиважнейшее. Без ли мы не знаем, как должно почитать духов вселенной; как исполнять супружеский долг; как родителям обращаться с детьми и брату с братом. Без ли мы не знаем, каково место государя и вельмож, правящих и управляемых, старших и младших; какова мера главенства в семье. Вот почему для благородного мужа ли столь важно.

Так что ли — это правило, которым истинный благородный муж (цзюнь цзы, что иногда переводится как «совершенный муж») руководствуется в отношениях с другими. Если каждый следует ли, то, как говорил Конфуций, «все становится на свои места в семье, в государстве и в мире», и таким образом соблюдается дао. Но как выражается ли? Тут самое время вспомнить еще об одном ключевом понятии конфуцианства — жэнь, что означает «человеколюбие», «гуманность».

Тогда как ли сосредоточено на внешних ограничениях, жэнь — на «человеческом начале» или внутреннем мире человека. Как пояснил один из главных учеников Конфуция Мэн-цзы, человеческая природа в своей основе добра. Таким образом, ключом к устранению всего социального зла является самосовершенствование. Оно начинается с просвещения и познания. В первой главе книги «Великое учение» сказано:

За совершенством знания следует искренность помыслов, за искренностью помыслов следует выправленность сердца, за выправленностью сердца следует
усовершенствование личности, за усовершенствованием личности следует выравненность семьи, за выравненностью семьи следует упорядоченность  государства, за упорядоченностью государства следует уравновешенность Поднебесной. Для всех и каждого — от сына Неба и до простолюдина — усовершенствование своей личности является корнем.
Перевод А. Кобзева

Итак, по мнению Конфуция, соблюдение ли поможет человеку вести себя правильно в любой ситуации, а совершенствование жэнь поможет ему относиться ко всем по-доброму. По идее, эти принципы должны внести мир и гармонию в общество. Идеал конфуцианства, основанный на принципах ли и жэнь, можно кратко изложить так:

Доброта в отце, почтительность в сыне,
Обходительность в старшем брате, смирение и уважительность в младшем,
Добропорядочность в муже, повиновение в жене,
Человечность в старших, послушание в младших,
Благожелательность в правителях, преданность в вельможах и подданных.

Всё это помогает понять, почему большинство китайцев и даже других жителей Востока придают столько внимания семейным узам, трудолюбию, образованию и считают важным знать свое место в жизни и поступать соответственно. Плохо это или хорошо, но указанные конфуцианские понятия веками внушались людям и глубоко проникли в массовое сознание.

Конфуцианство становится государственной религией

С расцветом конфуцианства пришла к концу эпоха «ста школ». Императоры династии Хань усмотрели в конфуцианском учении о верности правителям
именно то, что им было нужно для укрепления престола. При императоре У-Ди, который уже упоминался в связи с даосизмом, конфуцианство было возведено в ранг государственной религии.

У-Ди ввел систему государственных экзаменов на знание «классических книг» Конфуция для кандидатов на замещение административных должностей. Обряды конфуцианства стали отправляться царствующим семейством.

Эти перемены возвеличили Конфуция в глазах его соотечественников. Императоры ханьской династии установили традицию жертвоприношений на могиле Учителя. Ему были присвоены почетные титулы. Затем в 630 году н. э. Гао-цзу, император династии Тан, приказал, чтобы по всей империи, в каждой
провинции и княжестве в честь Конфуция были возведены храмы и чтобы в них регулярно приносились жертвы.

Для простоты и ясности Конфуций был провозглашен богом, и конфуцианство стало очередной религией, которая мало чем отличалась от даосизма и буддизма.

Конфуцианство: философия или религия?

Поскольку Конфуций почти не говорил о Боге, многие считают конфуцианство не религией, а скорее философией. И все же слова и дела Конфуция свидетельствуют о его религиозности.

Тому есть два доказательства.

Во-первых, он благоговел перед высшей божественной силой, которую китайцы называют Тянь («небо»). Он рассматривал эту силу как источник всякой добродетели и морали, а также как распорядительницу судеб.

Во-вторых, он настаивал на соблюдении всех обрядов, связанных с почитанием неба и культом умерших предков.

Хотя Конфуций никогда не претендовал на роль основателя религии, для многих поколений китайцев конфуцианство стало самой настоящей религией.

Наследие восточной мудрости

С тех пор как в 1911 году в Китае пало монархическое правление, многие высказывали недовольство конфуцианством и даосизмом и даже учиняли
преследования. Даосизм обвиняли в волшебстве и суевериях. Конфуцианству был приклеен ярлык феодальной, рабовладельческой идеологии, которая
помогала держать людей, особенно женщин, в повиновении.

Несмотря на громкие разоблачения, основы этих религий настолько глубоко укоренились в сознании китайцев, что до сих пор для многих из них представляют непреложную истину.

Например, в канадской газете «Глоб энд мейл» в 1987 году вышла статья под заголовком «Китайская обрядовость: редкость в столице, в провинции правило».

Там сообщалось, что, несмотря на 40 лет атеистической идеологии, в сельских районах все еще популярны погребальные обряды, храмовые службы и всевозможные суеверия. «Почти в каждой деревне есть местные старожилы, знатоки фэн-шуй, умеющие распознавать силы ветра („фэн“) и воды („шуй“).

Они определяют самые подходящие места для всего: от фамильных захоронений до постройки дома и расстановки мебели».

За пределами Китая наследие этих религий можно найти везде, где остались следы древнекитайской культуры. Например, на Тайване появился человек,
который утверждает, что он потомок Чжан Дао-лина и «Небесный Наставник», поэтому уполномочен назначать даосских священников (Дао Ши).

Богиня Матсу, или «небесная богиня-мать», почитается там как святая покровительница острова, а также моряков и рыболовов. Большинство людей приносят жертвы духам рек, гор и звезд; богам-покровителям разных ремесел; богам дающим исцеление, удачу и богатство.

А что представляет собой конфуцианство сегодня? Эта религия в Китае была сведена лишь до роли национального символа. В Цюйфу, родном городе Конфуция, под охраной китайского правительства находится храм и дом-музей Конфуция, которые привлекают множество туристов.

Там, согласно одному журналу, находятся выставки, «воспроизводящие ритуальный культ Конфуция». А на Тайване, в Сингапуре, Гонконге и других частях Восточной Азии люди все еще отмечают день рождения Конфуция (China Reconstructs).

Конфуцианство и даосизм — яркие доказательства того, что система, основанная на человеческой мудрости, какими бы благородными ни были мотивы ее создателей, в итоге не помогает людям найти истинного Бога. Почему? Потому что она упускает из виду нечто очень важное: волю и требования Бога- Личности.

Конфуцианство обращается к человеческой натуре как побуждающей силе творить добро, а даосизм — собственно к природе. Но такое упование тщетно, ибо оно обращено к творению, а не к Творцу (Псалом 61:10; 145:3, 4; Иеремия 17:5).

С другой стороны, обряды, связанные с культом предков и идолопоклонством, преклонение перед Космосом, почитание духов природы и тому подобное так глубоко укоренились в мировоззрении китайцев, что они не допускают и тени сомнения в правильности своих взглядов. С китайцами бывает очень трудно говорить о Боге как о Личности или Создателе, поскольку такое представление для них совершенно чуждо (Римлянам 1:20—25).

Спору нет, природа мудро устроена и полна чудес, а мы, люди, одарены разумом и совестью. Как говорилось в главе, посвященной буддизму, мудрость, видимая в природе, приводит мыслящих людей к выводу, что должен существовать Конструктор, Творец (страницы 151—152). А если так, тогда разве не разумно пытаться искать Творца? Здесь

А он как раз побуждает нас к этому: «Поднимите глаза ваши на высоту небес и посмотрите, кто сотворил их? Кто выводит воинство их счетом? Он всех их называет по имени» (Исаия 40:26). Продолжая поиски, мы не только узна́ем, кто этот Творец,— а это Бог Иегова,— но и что он приготовил для нас в будущем.

Наряду с буддизмом, даосизмом и конфуцианством, столь важными в религиозной жизни стран Азии, есть ещё религия, которую исповедует только один народ — японцы. Речь идет о синтоизме. Каковы его особенности и происхождение? Привел ли он людей к истинному Богу? Об этом — в следующей
статье.

Понравилась статья,  даосизм и конфуцианство, тогда поделись с друзьями в социальных сетях. Желаешь получить больше полезной информации? Подписывайся на новые статьи, а также заказывай интересующую тебя тему или вопрос на этом сайте:   Читать

Здесь Библия онлайн

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
anatolij-lappo.vkrugudruzei.ru
вКругуДрузей.ру — поиск друзей и одноклассников. Нас 17 миллионов!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *